Знакомая незнакомка иосиф кац

Анна Ахматова, Примечания к Прозе о Поэме

Над объявлением висела табличка на иврите: "Саша Кац. Помощь в составлении .. Вице-президент компании был одет в уже знакомую мне форменную Да и Иосиф Джугашвили был все-таки недоучившимся семинаристом. собой, бросился туда, к высоким дверям, в которые вошла незнакомка. Иосиф Либерберг является исторической фигурой для Биробиджана. Его как будто заблудилась, пытаясь определиться на вроде бы знакомой и уже рассказал, что какая-то незнакомка принесла скульптуру — голову негра — в Раввином общины стал Кац Герш-Мойше Хаймович, работавший. Опорков, Кац (и еще какие–то соответствующие фамилии) ставят тёмные .. Разговаривает этот Александр по телефону – и такая знакомая .. вышли из Тенишевского училища, где смотрели спектакль по его "Незнакомке". Она .. Как-то сказала Люсе Шикуриной, что отношу к себе эту фразу Иосифа.

И две золотых и одну серебряную медаль эти коллективы привезли. Титов был по натуре человек не вредный, но мелкий. О нас писали, мне заказывали статьи — всесоюзные журналы, газеты, ленинградское телевидение, радио.

В дни гостиных на улице Рубенштейна просили лишние билетики, особенно когда Сергей Юрский представлял свою новую книгу. Но давление властей предержащих Титов не выдерживал. Для того, чтобы уволить меня, был избран очень знакомый, очень советский способ — стали "бороться за дисциплину".

Разумеется, после ночных обсуждений, когда не было утренней занятости, я приходила не всегда по часам Стали ловить на лестнице, заставлять расписываться в тетрадке. Я не дворник, который будет искать собаку, чтобы её ударить — мне надо встречать приходящих с улыбкой и с готовностью им помочь.

А мне в ответ: Вам здесь таких особых условий создавать не. В те семидесятые — частная лавочка было самым страшным оскорблением. Я, конечно, понимала, что меня провоцируют, но… На этом же собрании я положила заявление об увольнении и директор сразу подписал.

Я ходила по улицам часа три и думала, думала, думала. Моя подруга по институту Аля Яровая даже позвонила нашей преподавательнице Анне Владимировне Тамарченко. Поэтому ответила Але, что всё это, конечно, очень трудно, но когда касается Ленки, то, может и образуется.

Мне таких подвигов свершить не удалось. Но институт культуры окончила, энергетика у неё была огромная, чутьё на людей отменное ,и на курсах говорили, что если удастся ей доказать, что для занятий с этой группой нужен слон, слон будет в аудитории назавтра.

Сдать дела, подписать документы… — Мне плевать, когда Вы придёте. Потом я узнала, что Вавилина целый месяц не сдавала мои документы в отдел кадров, чтобы испытательный срок уже прошёл.

Но до этого было ещё десятое. Моё прощание с людьми, со многими из которых я уже успела сродниться. Я отчитывалась за работу. В зале были и те, которые, я знала, будут торжествовать. Заканчивая отчёт, я сказала: С завтрашнего дня я не работаю в Доме художественной самодеятельности. И села на место. Многие бросилась ко. Но за моей спиной встал молодой руководитель одного студенческого коллектива сейчас я помню только, что зовут его Саша.

И я поняла, что на защиту поднялся мужчина. Он помог мне совладать с собой и сдержанно со всеми попрощаться. Итак, Дом художественной самодеятельности позади. Впереди областные курсы повышения квалификации.

Работать с Галиной Ивановной Вавилиной было непросто. Сегодня — лучше её не было, а завтра — не подходи. Хотя людей она чувствовала, и если ценила, границ не переходила.

Как-то я, по её мнению, напортачила. В смету не укладывались. Галина Ивановна была в бешенстве. И после, к вящей радости всех, кто был в приёмной, на своём языке говорила всё что обо мне думала. И всё- таки главное испытание она выдержала.

Пушкина Галина Ивановна Вавилина: В КГБ мне говорили: Когда после Галины Ивановны директором стала совсем ещё тогда молодая Люся Шикурина, из Большого Дома пришли и к ней, но Люся только расхохоталась: Да у нас зарплата — рублей.

О чём Вы говорите? Пришлось им оставить её в покое.

знакомая незнакомка иосиф кац

Получилось так, что какой-то тыл у меня на работе появился, и это было важно, потому что тучи опять сгущались над нашим домом.

Оказавшись в Париже, очень скоро потеряла ощущение нашей здешней жизни. Наш однокурсник Аркадий Соколов теперь он Соколов —Каминский всегда был карьеристом. Женился на балерине Габриэле Комлевой. Когда Соколова спросили, почему он это сделал, он ответил: Как ловко сегодняшние иуды пытаются маскироваться под Христа.

На курсе началась паника. Я сказала, что это мерзко, что этого нельзя делать. Толика вызвали с работы. Повезли не в КГБ, а в какое—то здание на Фонтанке. Но Толик постоянно повторял, что не писал, рассказывал — он ведь не давал подписку о неразглашении, а знакомые записали и вот опубликовали.

Допрос продолжался три часа. Вы человек опытный, но имейте в виду — что-то ещё появится заграницей, пойдёте по второму кругу. Толик дружил с Игорем, доверил ему собрать книгу стихов и опубликовать на западе. Отрываться от русской культуры, языка, Петербурга, друзей? Толик отказался от публикации сборника.

Но вернёмся к моему рассказу. Но осталась больше чем на 30 лет. Я всегда старалась рассказывать то, что знаю, учить.

Примечания к Прозе о Поэме

Даже в школе в моёй комнате вечно сидели девочки, которым я объясняла как решать задачки. Конечно, не каждому это было. Веду группу на экскурсию в Эрмитаж — доходит половина. Читаю лекцию о поэзии художественным руководителям клубов и Домов культуры. Ведь вы к праздникам делаете литературные монтажи — как вы подбираете стихи?

Страна Биробиджан (fb2)

И читала — всё время занятия. Два часа стихи читали.

знакомая незнакомка иосиф кац

В каждой группе у меня появлялась своя ученица, та, которая о чем-то задумывается, та которой поэтому труднее других жить. Генри — есть люди-спины, а Хэтти была плечом. У Наташи на джинсы были нашиты колокольчики. Родителей нет, ни кола, ни двора. А девчонка способная, когда практические занятия, когда готовится какое-то выступление, только на неё и смотришь. Когда мы уже сблизились, я как-то сказала: Я полгода смотрела на твои джинсы и только потом увидела какие у тебя красивые.

Но как-то Наташа позвонила мне вечером. Выяснилось, что раньше она уже сидела на наркотиках. Я позвонила нашему преподавателю Сергею Матвеевичу Черкасову. Он занимался Фрейдом и его последователями. Тем не менее обещал найти специалиста. Время шло — не получалось. Но Наташа знала, что я рядом с ней, думаю, это ей помогало.

Попала всё-таки в бехтеревку. Она и вовлекла Наташу в свою работу. А у меня на память об этой девочке остались две иконки, которые она сама сделала: И проработали дружно, понимая друг друга, всегда в главном поддерживая. Так что в дальнейшем буду называть её просто Люся. Парни из села заходили в нашу комнату в шапке, наваливались на стол. И я спокойно говорила: Снобов, полузнаек, нахальных дилетантов не терплю. Ну, а тут… Впрочем, Люся любит ещё больше другой рассказ, когда мне всё-таки что-то жёсткое пришлось сказать.

Но надо, так. В основном молодые парни. В своих городках они были королями. Да и в аудитории держались самоуверенно, будто всё им известно, и уже нечем удивить. Я должна была водить их на лучшие дискотеки города.

Я пользовалась тем, что им нельзя поздно возвращаться, и говорила: Староста группы подошёл ко мне: Выпили первую рюмку, и староста обратился ко мне: Девочки сползли с колен мальчиков. Удивительно, но это очень подействовало. Видимо никто с ними так не разговаривал. Во всяком случае где-то около полугода, приезжая в Ленинград, эти ребята заходили ко мне, дарили цветы и передавали привет от Коли, Вовы, Саши… Несколько лет подряд я помогала практикам, уже работающим в учреждениях культуры области, поступать в институт культуры.

Меретуков Вионор. Тринадцатая пуля

Многие были уже немолоды, вся школьная премудрость забыта. Мы находили для них прекрасных педагогов по литературе, русскому языку. А занятия по специальности проводили преподаватели тех факультетов, куда собирались идти наши абитуриенты.

Долго они меня потом называли своей мамой. В группе повышения квалификации библиотекарей молодая девушка.

Но как—то всё трудно. И с родителями, и мальчишки вокруг не те: Но я сказала определённо: С тех пор, когда у Лены были трудности, она звонила: Советовалась, рассказывала обо всём. Институт она, конечно, кончила, сейчас директор библиотечной системы своего района.

Жили они на Дальнем Востоке в маленьком городке, где она, кажется, и театра-то не видела. Решилась посоветовать пойти сначала в культпросвет-училище: Я с булавкой занимаюсь.

Я даже рассказала про булавку декану факультета Сапегину. Увы, как это ни прискорбно, но приходилось признать, что ноги были разными. И в этом теперь уже не было никаких сомнений. Правая, родная, натуральная, была кривой от природы, кривой по причине своей закономерной природной кривизны, чем и отличалась от своей рукотворной деревянной сестры, геометрическая прямота которой прямо-таки била в.

Заводская нога была прямой и ровной до неприличия, до фальши, до абсурда! Целый вечер, говорят, убил пьяный Саболыч на то, чтобы изменить форму рукодельной ноги и превратить ее в такую же кривую, как та, другая - настоящая, полная крови и жизни.

Но протез был сработан настоящими профессионалами, сработан на славу и не поддавался, оставаясь все таким же издевательски цельным и неправдоподобно прямым, каким вышел из заводского цеха.

Надо отдать должное Саболычу - трудился он, что называется, в поте лица, сломав последовательно громадные плоскогубцы, молоток, ручные тиски и на закуску едва не оттяпав себе тесаком большой палец на левой руке. Творению же заводских умельцев так и не было нанесено сколько-нибудь серьезного ущерба: Когда была уже глубокая ночь, отчаявшийся инвалид решился на подвиг.

В одних трусах, зажав непокорный протез под мышкой, на здоровой ноге он мягко попрыгал по коридору на кухню. Ладонь привычно нашла выключатель. Малюсенькая лампочка, висящая под потолком на перекрученном проводе, залила вялым лунным светом огромную неопрятную кухню, разделив в ней все пространство на тени и полутени. Саболыч чиркнул спичкой, возжег конфорку и, просветленно улыбаясь, занес над ней деревянную ногу, намереваясь испытать ее огнем, а точнее, нагрев над огнем, выгнуть протез, придав ему требуемую кривизну.

Но протез был словно заколдован и не желал подчиняться человеческой воле. Несчастный инвалид чувствовал, что силы покидают. Чувство невыносимой деятельной тоски овладело Саболычем. Безумным и страшным стал его взгляд. Что-то жуткое, смутное зашевелилось в его героической душе.

знакомая незнакомка иосиф кац

И именно тогда он решился, как мы уже упоминали, на подвиг. Поспешно и судорожно Саболыч присобачил горячий протез к культе, перенес на него всю тяжесть своего страдающего тела и со словами "Эх, была - не была!

Отупевший от водки и перенесенных страданий, он поначалу не почувствовал боли. Через мгновение он с восторгом увидел, как поверхность ноги празднично заискрилась, и нога затрещала, как березовое полено в печи; в нос экспериментатора шибанула вонь паленой курицы. Вопль - мощный, как рев стартующего реактивного бомбардировщика, - потряс ночной покой коммунальной квартиры.

Задрожали могучие стены старого дома, казалось, еще немного и он рухнет и погребет под своими обломками его обитателей. Вероятно, некогда, в лихие средневековые времена, с такой же степенью громкости и отчаяния вопили идейные противники католицизма, к которым у служителей культа имелись серьезные претензии, базировавшиеся на принципиальных разногласиях теологического характера.

И святые отцы церкви в качестве основного и последнего доказательства своей несомненной правоты предъявляли оппонентам чрезвычайно убедительный аргумент в виде божественного очистительного огня.

Терзаемый невыносимой болью, с перекошенным ртом, Саболыч, говорят, прижав руками дымящуюся ногу к животу, как пьяное одноногое привидение, принялся летать по кухне на деревянном протезе, круша чужие кастрюли, сковороды, баки, тазы и корыта. Грохот поднял он несусветный! Навоевавшись с неодушевленными предметами, Саболыч на том же чудо-протезе не выдал-таки, родимый!

Вот такие истории гуляют по нашему старому арбатскому дому, и некоторые из них я с удовольствием коллекционирую. К разным ногам Саболыча во дворе привыкли быстро, и теперь многие полагают, что он с такими ногами родился. Утомленный воспоминаниями, я отхожу от окна. Как же чудовищно трещит голова! Сказываются печальные и, увы, неизбежные последствия неумеренных - чрезвычайно неумеренных!

Как почти всякий настоящий художник, я подвержен порокам: И все же, кто мне ответит, зачем я всегда так много пью?. И потом - Сталин, Кремль, Суворов на картине и серый мужичонка в генеральском мундире, похожий на крупную мышь Не слишком ли много для одного человека?

За окном вдруг быстро потемнело, посыпал дождь со снегом. Навалилась хмарь - привычная московская декабрьская хмарь, - и от ощущения весны не осталось и следа. Но любители домино, сквозь стекло я вижу, не уходят и - о, бесстрашные люди! До кого, интересно, они теперь добрались? Кому теперь Саболыч перемывает кости? Сияя юной красотой и соблазнительной полнотой, на меня пристально смотрела яркая блондинка, по-хозяйски расположившаяся на кровати.

При этом красавица зевала и призывно потягивалась. Не проронив ни слова, я, шаркая шлепанцами, поплелся в ванную. Слушая бодрые радиосводки о победоносном для какой-то партии ходе очередной избирательной кампании, я долго брил мятое лицо, с подозрительной брезгливостью разглядывая его в зеркале; я часто ловлю этот свой взгляд, осуждающий, недовольный и напряженный. Я спрашиваю себя, кто эта девица, каким ветром занесло ее в мою спальню под толстое ватное одеяло?

Зачем она так вызывающе и нахально зевает? Где я был вчера?. Ах, да, об этом я уже думал И что же мне, несчастному страдальцу, вспоминается? Да то же, что и. Я, как в омут, по собственной воле или, вернее, из-за отсутствия оной, был затянут в традиционную богемную тусовку с пьянками, кабаками и девками